<< Главная страница

XV




Жонгшан
Федеративное Содружество
13 мая 3055 г.

Нельсон Гейст посмотрел, как Красный Корсар входила в комнату, в которой его содержали на временной базе разбойников на планете Жонгшан. Она была одета в оливкового цвета комбинезон, похожий на тот, который висел в ногах его кровати. Даже при тусклом свете, падавшем из открытого окна, он заметил красное пятно, появившееся на ее левом плече. Кроме того, Нельсон почувствовал запах охлаждающей жидкости, вытекающей из ее охладительного жилета.
Ее глаза сверкали.
- Как ты посмел!
- Посмел - что? - Он отбросил одеяло и, несмотря на то, что был голый, встал.
- Ты сказал людям, что я приказала отвезти продукты к укрытию Ком-Стара.
- Да, я сделал это. - Образы внуков пронеслись в сознании Нельсона. - Пища, которую ты набрала, кормит нас, рабов. А это укрытие Ком-Стара давным-давно переделано в дом для сирот. Я послал им пищу потому, что мы все равно не смогли бы ее всю использовать - столько запасов здесь скопилось, а ты собиралась сжечь излишки.
Красный Корсар ударила без предупреждения. Ее жалящий удар, нанесенный тыльной стороной руки, бросил Нельсона на кровать. Сделав выпад, она села верхом ему на грудь, прижав его руки к постели коленями.
- Я здесь вождь. Ты меньше, чем ничто. Если ты отдаешь приказания от моего имени, они будут выполнены. Если ты отдаешь ложные приказания от моего имени, ты будешь наказан.
Нельсон почувствовал во рту сладко-соленый вкус крови, вытекающей из разбитой губы.
- Я понимаю. Тогда накажи меня. Займись со мной войной, а не любовью.
- Я не буду заниматься с тобой ни войной, ни любовью. - Она с презрением дала ему пощечину. - Мы убили всех воинов на Жонгшане. Я убью и тебя, если ты решишься сделать выбор воина. - Она снова ударила его по щеке. - Ты вольнорожденное ничто. Я приказала уничтожить сиротский приют.
Ярость придала силу его мышцам. Его живот напрягся, и Нельсон бросил тело вперед. Корсар нагнулась, чтобы своим весом удержать его в лежачем положении, но вместо этого ее движение позволило ему освободить правую руку. Он изо всех сил ударил ее в голову, но кулак прошел мимо, и стальной браслет Нельсона погрузился в рану на плече женщины.
Кровь, смешанная с охладителем, брызнула из раны. Корсар сползла с его груди и упала на пол. Она тяжело рухнула, издав глухой стук, и осталась лежать неподвижно, ее согнутые ноги были подняты вверх коленями, а голова отклонена вправо.
Нельсон сел на кровати, затем опустился на колени позади нее. Окровавленными пальцами он дотянулся до штепселя и включил прикроватную лампу, рывком распахнул ее комбинезон и увидел дыру в охлаждающем жилете. Зазубренный кусок шрапнели разрубил как минимум три трубки с охладителем. Флюоресцирующая желто-зеленая жидкость просачивалась из трубок и смешивалась с кровью, приобретая цвет раздавленной гусеницы.
- Глупый воин. - Нельсон стянул с нее комбинезон до пояса и завязал вокруг руки подобно жгуту. Он расшнуровал охлаждающий жилет и отбросил его в сторону. Потом оторвал от простыни кусок ткани, пользуясь им для того, чтобы промокнуть рану. Рана выглядела достаточно чистой, но Нельсон знал, что это только часть беды. Хотя охладитель может спасти жизнь воина на капитанском мостике, но при попадании внутрь организма жидкость была лишь немного менее токсична, чем змеиный яд.
Он оторвал еще один кусок ткани и засунул его в рану. Корсар застонала от боли, и у него возникло большое искушение проверить, хорошо ли сидит в ране его импровизированный тампон, но решил воздержаться от этого. Она может не думать обо мне как о воине, но на самом деле я им являюсь и не люблю причинять мучения. Никому.
Подняв Корсара вертикально, он аккуратно положил ее на кровать. После чего быстро натянул свой комбинезон и надел ботинки, завернул женщину в свое одеяло и снова поднял. Он пронес ее до лифта, спустился на два этажа до подвала базы Народного ополчения Жонгшана. Повернув направо и завернув за угол, он добрался до лазарета, который теперь принадлежал бандитам.
Врач бандитов поднял голову.
- Ну, что на этот раз?
- Красный Корсар. Она получила заряд шрапнели в плечо. - Нельсон распахнул ногой внутреннюю дверь и положил ее на покрытый бумажной простыней стол для осмотра. - И ей в рану попала охлаждающая жидкость. Мне кажется, что надо скорее промыть рану и начать вводить очищающие кровь вещества, чтобы избавиться от охладителя, попавшего в кровь.
Врач, вошедший за Нельсоном в комнату, подошел к телефону, висевшему на стене.
- Я должен поставить в известность Брайана, чтобы он взял на себя командование.
Нельсон подтолкнул его своей здоровой рукой к столу.
- Я сам позвоню Брайану и сообщу ему обо всем. А ты лучше займись ею.
Нельсон не был удивлен, когда двое вооруженных охранников пришли за ним, чтобы проводить в лазарет шаттла. Если Красный Корсар решила разделаться с ним, то пристрелит его на месте. Нельсон знал, что такую работу она никогда не поручает сделать кому-то другому. Эти двое, возможно, были вызваны для того, чтобы у нее под рукой находились люди, готовые убрать его тело. Когда они пришли за ним, Нельсон успел подать Пауку знак, чтобы тот не ждал его назад, и последовал за ними без всяких разговоров.
Охранники остановились в дверях личных покоев Красного Корсара. Она подняла голову на звук и кивнула, разрешая Нельсону войти. Он зашел один, и люк закрылся позади него.
Красный Корсар выглядела осунувшейся. Антидоты, использовавшиеся для выведения из ее организма охлаждающей жидкости, придали коже женщины сероватый оттенок. Нельсон из своего практического опыта знал, что эти лекарства создают у больного постоянное чувство тошноты, что превращало перегрузки, связанные со стартом корабля с планеты, в ужасное испытание. Более того, покидать миры, гравитация на которых была выше привычной, тяжело даже для человека, находившегося в отличной физической форме.
Ее глаза оставались светлыми.
- Я надеюсь, что ты не ждешь благодарности.
- Чего я ожидаю, это не так существенно. - Нельсон держал голову высоко поднятой и смотрел прямо на нее, а руки его были сцеплены за спиной. - Однако я вижу, что кисть смерти, скользнувшая по тебе, нисколько тебя не изменила.
- Воин оставил бы меня умирать. - Она посмотрела в иллюминатор на планету, уплывающую от них. - Ты давно мог бы бежать, и мы никогда не нашли бы тебя.
- В то время я еще не знал, что Клан Волка выделил подразделение для того, чтобы поймать тебя или что они находятся очень близко от нас. - Нельсон говорил мягким и каким-то отдаленным голосом. - Убеги я, и твои люди охотились бы за мной на Жонгшане, пока не поймали бы.
- Если бы ты знал, что можешь убежать, ты воспользовался бы этим шансом?
- Это гипотетический вопрос. Что толку беспокоиться об этом сейчас. Что сделано, то сделано. Она ударила правым кулаком по кровати.
- Нет! Ничего не сделано. - Ее глаза зажглись злобным огнем и внимательно следили за ним. - Это не гипотетический вопрос, Нельсон, и я знаю ответ на него. И ответ этот - нет! Ты никогда не оставишь меня здесь.
Может быть, она права! Он покачал головой больше в ответ на собственный внутренний вопрос, не собираясь спорить с ее утверждением.
- Никогда - это очень определенно. Я смогу оставить тебя здесь.
- Нет. - Она оставалась твердой. - Это ваша слабость, люди из Внутренней Сферы. Вы придерживаетесь ошибочной точки зрения, будто сострадание к врагу морально возвышает вас. Если вы не можете победить силой или оружием, то провозглашаете моральную победу, сделав что-нибудь доброе, приятное и честное тем, кто угнетает вас. И это помогает вам искупить жестокость вашего нападения жалостью к выжившим после него.
Произнесенная речь лишила ее воздуха, но Нельсон не сказал ничего, чтобы заполнить возникшую паузу. Ее слова внезапно поразили его своей истинностью. Сострадание и жалость к побежденным и слабым провозглашались как традиционная ценность. Даже агрессивное военизированное общество Синдиката Драконов утверждало, что мудрый человек может соблюдать баланс между ниндзю и гири, состраданием и долгом. Федеративное Содружество придерживалось тех же идеалов, что и средневековое рыцарство, олицетворением которого были король Артур, Фридрих Великий и другие герои прошлых тысячелетий.
Нельсон понял, что, пока военные традиции Внутренней Сферы искали баланс между двумя концепциями, кланы просто отбросили всякое понятие о сострадании в своем стремлении создать совершенного солдата. В конечном счете Нельсон признал, что солдат, который может убивать быстро, не испытывая при этом угрызений совести, будет незаурядным воином. Он станет совершенной разрушительной машиной, которая будет убивать и убивать до тех пор, пока ее не остановят, в противном случае эта сила погрузит весь мир в пучину анархии и смерти.
Он понял, что цельность натуры одновременно привлекала его в Красном Корсаре и отталкивала от нее. Отказываясь от сострадания, возможно, она хотела показать ему, что в будущем его может ожидать достойная судьба, если он никогда не будет пытаться вернуться. Она была сейчас на вершине того, чего он, мечтая о воинской славе, надеялся когда-нибудь достичь. Он думал, что уже вырос из этих мечтаний, взрослея вместе со своим пониманием сострадания, но кто-то внутри него - охотник, сталкер - все еще жаждал освобождения.
Но Нельсон пугался этого освобождения. Он ненавидел себя за утрату контроля над собой и боялся, что не выдержит и умрет. И еще он страшился того, что может совершить в смертельной ярости. Война будет очень жестокой, если убрать все тормоза, сдерживающие ярость. Из-за того, что он боялся охотника внутри себя, Нельсон не стал смотреть на отражение своих тайных желаний в глазах Корсара.
Ее голос вновь обрушился на Нельсона.
- Брайан доложил мне, что ты успешно отменил мой приказ о разрушении приюта для сирот. Он хвалит тебя за старание, с каким ты передал ему мой последний приказ.
Нельсон постарался сохранить на лице улыбку.
Красный Корсар рывком приподнялась в кровати.
- Я не сказала, что ты его надул. Если бы я сказала, то он должен был настоять на твоей смерти в Круге Равных. Я не позволю этого.
- Я полагаю, что Брайан умрет? Она улыбнулась хищной улыбкой.
- Успех делает тебя чересчур самоуверенным, Нельсон. Нет, Брайан вырвет тебе сердце и заставит кровь из него капать в твои глаза, пока ты не сдохнешь. - Она закрыла глаза и довольно улыбнулась, лелея нарисованную перспективу. - Но ты дал мне оружие, которое я могу использовать против Брайана, а сам ты - кусок, который я швырну ему, если мне понадобится убрать его.
- Это объясняет, почему ему не будет позволено убивать меня. - Нельсон внимательно посмотрел на нее. - Ну, а почему я не могу убить его?
- Потому что ты хочешь умереть, чтобы таким образом сбежать от меня, воут? - Она замолчала и задержала дыхание. - Ты спас меня, чтобы я была у тебя в долгу, потом нарушил мой приказ, чтобы я уничтожила тебя. Я слишком хорошо понимаю тебя, Нельсон.
- Ты приписываешь мне такие побуждения, которые тебе хотелось бы видеть в себе. - Нельсон покачал головой. - Я спас тебя по той же причине, по которой и отменил твой приказ. Когда воин отнимает у кого-то жизнь, то это делается для того, чтобы спасти большее количество людей от смерти. Ты можешь жить ради войны, но я живу, чтобы защищать даже от самой возможности войны.
- Ты думаешь, что научил меня тем, что спас?
- Нет, на этот счет я вообще ничего не, думаю. Ты была ранена и могла умереть. Я действовал, чтобы не дать смерти одержать еще одну победу, - Он опустил глаза. - Я действовал так потому, что не хотел видеть, как ты умираешь.
Ее губы растянулись в улыбке.
- Я полагаю, что в будущем ты будешь осмотрительней, прежде чем совершать такие импульсивные поступки.
Несмотря на то что она постаралась сказать это резко и холодно, Нельсон уловил в ее голосе замешательство, которое нельзя было объяснить только болезнью. Он поднял глаза и увидел, что женщина наблюдает за ним. Нельсон мгновенно понял, о чем она думает, и это понимание дало ему возможность увидеть туманную картину своего будущего, и это было такое будущее, в котором ему совершенно не хотелось оказаться.
Она так же заинтригована моей способностью к состраданию, как и я ее способностью быть абсолютно безжалостной. Мы являемся материей и антиматерией, пойманные и кружащиеся по сужающейся спирали гравитационного водоворота. Окружающее будет двигаться все быстрее и быстрее, а мы будем становиться все ближе, но когда соединимся, то аннигилируем друг друга.
- Ты не владеешь мной и никогда не будешь владеть. - Глаза Нельсона стали жесткими,
- Я владею тобой с самого первого момента, когда мы увидели друг друга. - Ее глаза стали задумчивыми. - Мы - души-отражения, Нельсон Гейст. В каждом из нас будет жить часть друг друга вне зависимости от наших предназначений.


далее: XVI >>
назад: XIV <<

Майкл Стакпол. Естественный отбор
   ПРОЛОГ
   I
   II
   III
   IV
   V
   VI
   VII
   VIII
   IX
   X
   XI
   XII
   XIII
   XIV
   XV
   XVI
   XVIII
   XIX
   XX
   XXI
   XXII
   XXIII
   XXIV
   XXV
   XXVI
   XXVII
   XXVIII
   XXIX
   XXX
   XXXI
   XXXII
   XXXIII
   XXXIV
   XXXV
   XXXVI
   XXXVII
   XXXVIII
   XXXIX
   XL


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация